Art Chatlandia
   
Art Chatlandia
   

Табуретка

Ужасная тайна Синей комнаты

Прохожий  

Мистер Эбенезер Ред, проживавший со своею женой в графстве ***, не имел детей. Мать и отец мистера Реда давно уже покоились под одинаковыми серыми камнями на местном кладбище, соседствовавшими друг с другом не менее уныло, чем когда-то прозябали на супружеском ложе родительские подушки. Жена мистера Реда, Аполлинария, осиротела еще раньше, однако имела родней тетку Дженнет, старушонку крохотную и сухую, как заброшенное птичье гнездо зимой. Этот факт позволял мистеру Реду терпеливо выдерживать нечастые теткины визиты и дважды в год – на именины и под рождество – подносить Дженнет скромные подарки, чья покупка была благоразумно оставлена им жене (лишь однажды, повинуясь внезапному порыву, мистер Ред решил выбрать презент сам, в результате чего, после долгих колебаний, обзавелся в лавке наперстком, который с гордостью и вручил тетке, забросившей шитье по слабости глаз).
Как-то ненастным октябрьским днем, ничем не отличавшимся от сумерек, которые должны были наступить через несколько часов, мистер Ред извлек из почтового ящика конверт непривычной формы и с еще более непривычными печатями чужого государства. Вскинув несколько раз брови, что должно было свидетельствовать о событии, напрочь сбившем с размеренного хода жизненный уклад, мистер Ред удалился к себе.
Вскрыв конверт, мистер Ред приступил к чтению письма, оказавшегося нотариальным извещением. Он перечитал послание три или четыре раза, морщась при виде отдельных слов, написанных с ошибками, непростительными для любого человека, пусть даже и чужеземного нотариуса, которому английский язык - неродной.
Суть извещения заключалась в том, что некий господин Червень, изволивший скончаться по причине солидных лет, из-за отсутствия родных детей завещал свое имущество, в том числе замок в Карпатах, наследнику, который сможет доказать свое родство. По заверениям нотариуса, этим наследником являлся он – мистер Эбенезер Ред, троюродный племянник усопшего. Мистеру Реду предлагалось снестись со стряпчим и прибыть для вступления в права владения – разумеется, после выправления нескольких нудных, но необходимых формальностей.
За вечерним чаем мистер Ред поведал о новости жене.
- Но, Эбенезер, разве у тебя есть троюродный дядя? – поинтересовалась Аполлинария.
- Уже нет, - мистер Ред потряс письмом. – Однако он, несомненно, был, если сумел нажить целый замок. Я припоминаю, что у отца моего и впрямь имелся беспутный троюродный братец, которого я даже не видел. Давным-давно он разругался с семьей, покинул дом и перебрался на континент, где, как считалось, и сгинул, обделывая свои делишки. У нас не любили упоминать о нем. Что ж, по-видимому, мой неизвестный троюродный дядя под конец жизни все же ступил на путь истинный, коль вознамерился компенсировать наследством свое непростительное отсутствие.
И после чая, не откладывая бумагу в долгий ящик, мистер Ред составил ответ далекому нотариусу, тщательно скопировав адрес с диковинного письма.

Так прошло какое-то время. В конце октября мистер Ред получил еще один конверт, не менее чудной, содержавший косноязыкие изъявления радости нотариуса-иноземца вкупе с реестром документов, которыми необходимо было запастись до поездки. Мистер Ред, наконец-то уверовавший в реальность предстоявшего путешествия, занялся сбором бумаг и расчетами. Здесь, дома, мистер Ред был держателем скромного занятия по прокату солнечных зонтов на береговой косе. Поразмыслив, он пришел к выводу, что наметившийся сезонный спад позволит ему отлучиться в дальние края почти без ущерба для дела; деньги же на поездку можно было взять из прежних накоплений – в счет ожидаемого наследства.
Некоторые разногласия возникли поначалу из-за тетки Дженнет. Аполлинария непременно захотела взять ее с собой, утверждая, что в одиночку старушка совсем пропадет. Мистер Ред не считал такую плату за их отсутствие чрезмерной, однако же остерегся произносить сие мнение вслух, взывая к иному доводу – ведь несомненно, что вояж парой всегда дешевле путешествия втроем. Миссис Ред привела другое соображение – тетка Дженнет могла, по ее словам, помочь с наведением порядка в замке без дополнительных затрат на горничную… а жилище закоренелого холостяка, каким был усопший дядюшка, не сумевший обзавестись на чужбине прямым наследником, всегда нуждается в хорошей уборке.
Результатом стало то, что в середине ноября Эбенезер и Аполлинария Ред, прихватив тетку Дженнет, пересекли штормовой пролив и ступили на землю континента. Точнее, ступить им пришлось на лед, покрытый снегом – зима в тот год разыгралась не на шутку. Долгий путь по суше продолжился в поезде, увлекаемом чадившим паровозом, чья труба выдувала в белую метель черные хлопья. Далее была пересадка и ночь в скверной гостинице, ни хозяин, ни постояльцы которой слова не знали по-английски; затем – еще одна утомительная поездка в вагоне, завершившаяся на крохотной станции, сплошь занесенной снегом – только покосившийся фонарь торчал у сугроба, в который превратился домик смотрителя.
При станции ждали сани с возницей, запахнутым в тулуп из овчины. Возница помог мистеру Реду уложить саквояжи и тетку Дженнет, усадил супругов под медвежью полость и гортанно понудил к бегу лошадь, неторопливо пустившуюся в снежную круговерть.
Через полчаса или около того путешественники - окоченевшие, с залепленными снегом глазами – были доставлены в крохотный городишко.
В жарко натопленной комнате невысокий бойкий толстячок в пестром жилете, смешно коверкая слова, бросился навстречу гостям. Нотариус – а это был он – приветствовал нового владельца замка старого Червеня (именно таким титулом он наградил мистера Реда). Предложив всем троим по рюмочке для согрева и не забыв себя, хотя по раскрасневшемуся лицу нельзя было предположит, что он мерзнет, нотариус внимательно изучил бумаги, переданные ему мистером Редом.
- Все в полном порядке! – провозгласил он. – Теперь ваши подписи вот здесь… здесь… и вот здесь. Что ж, поздравляю, с этой минуты вы есть полноправный владетель замка.
И нотариус встал из-за стола.
- А что еще оставил мне мой дорогой дядя… эээ… господин Червень? – спросил мистер Ред.
- Видите ли, господин Червень в последние годы плохо следить за своими делами. Бумаги обесцениваться, состояние подтаять. Оставшегося едва хватает на покрытие моего гонорара.
- Вашего гонорара?!
- Конечно! – радостно воскликнул нотариус.
Тетка Дженнет всхлипнула, хотя и не являлась наследницей.
- К сожалению, мой дом не приспособлять для приемки гостей, - вздохнул нотариус, - даже для таких почетных, как вы. Но я уверен, что вы прекрасно обосноваться в замке уже сегодня. Роман отвезет вас.
- Но ведь уже вечереет, - нерешительно проговорила Аполлинария Ред.
- Пустяки! – всплеснул руками нотариус. - Вы успеете до черноты.
Мистер Ред покосился на окно, за которым вьюжило белым: в такую погоду можно было не торопиться – черноты не предвиделось.
- В замке есть старая экономка, чудная, но безобидная. Господин Червень приучить ее так, что она выполняет лишь то, что напрямую прикажете. И - сюрприз: она понимает английский! – нотариус торжествующе поднял вверх палец. – А теперь я с вами прощаться. Впрочем, я всегда к вашим услугам, если вы хотеть позже тоже составлять завещание.
Мистер Ред передернул плечами.

Путь до замка занял не менее часа. Мистеру Реду казалось, что они покинули город и едут между лесистыми скалами, но снег мешал рассмотреть лучше. Замок проступил сквозь снежную пелену, Роман направил лошадь через мосток во двор, соскочил и забарабанил кольцом по двери. Когда дверь приоткрылась, он забросил внутрь багаж и впихнул потерявших подвижность путешественников. Сделав это, он унесся прочь, словно за ним гнались черти – только донесся из пурги гортанный окрик.
Мистер и миссис Ред с теткой Дженнет замерли, ошеломленные, посреди темного мрачного холла, а перед ними стояла старая экономка, которая и нарушила молчание первой, проскрипев:
- Добрый вечер. Меня зовут Минна.
Заметив, что она не делает попыток помочь им, мистер Ред вспомнил слова нотариуса и произнес:
- Прекрасно, Минна. Я – Эбенезер Ред, это – моя жена Аполлинария, а это – ее тетя Дженнет. А теперь помогите нам раздеться.
Минна дрогнула телом, словно механическая кукла и протянула к ним руки. Аполлинария чуть вскрикнула, но та всего лишь приняла пальто, которое мистер Ред с трудом содрал с себя.
Избавившись от дорожного платья, покрытого ледяной коркой, семейство осмотрелось.
- Пожалуй, для начала Минна должна показать нам замок. После этого мы разберем свой багаж, а Минна приготовит нам ужин – что-нибудь простое, на скорую руку. У вас хватит на это припасов, Минна?
Экономка судорожно кивнула и каркнула:
- Да.
- Вот и отлично! – потер мистер Ред озябшие ладони.

Осмотр не просто удручил мистера Реда – он едва не довел его до сплина. Замок еще не был разрушен, но все говорило о том, что при должном подходе это не за горами. Внешние стены стояли достаточно крепко, пусть даже многие камни были украшены аксельбантами трещин, однако кровля, лестницы, большая часть помещений были в плачевном состоянии. Относительно пригодными для существования оказались: холл с винтовой лестницей, угрюмая столовая, некое подобие гостиной, спальня бывшего хозяина, кухня, каморка Минны и еще одна мрачная комната, имевшая вид гостевой. Мистер Ред, чье настроение неуклонно падало в ходе знакомства с обретенным гнездом, напоминал барометр, склонный к дурным предсказаниям. Вид последней комнаты, чьи стены были обтянуты когда-то синим шелком, допек его окончательно.
- Мой дорогой троюродный дядя был отменным оригиналом, если находил приятным пребывание тут, - раздраженно потряс он рукой.
Минна судорожно развернулась вокруг своей оси и скрежетнула:
- Старый господин Червень никогда не любил Синей комнаты. Он говорил, что здесь у него мороз по коже пробегает.
- Вот как? – пробормотал мистер Ред. – Оказывается, старому упырю, обитавшему в этих развалинах, были присущи человеческие чувства.
Он повысил голос, чтобы скрыть смятение, и добавил:
- Отлично! Значит, это помещение свободно от дядиного духа.
Минна затрясла головой:
- Я об этом ничего не знаю, только одно скажу: тут старый господин Червень и помер. Я его в Синей комнате на полу нашла.
Тетка Дженнет заверещала, миссис Ред закрыла ладонью губы.
- И что же, - спросил мистер Ред, - это неспроста?
- Бог весть, - Минна вскинула марионеточные плечи. – Может, есть в этом что. А, может, совпало.
- Вы нас совсем запугали! – сердито оборвал ее мистер Ред. – Вот что: займитесь-ка ужином, а мы постараемся найти место для ночлега.

Минна, поскрипывая, удалилась в сторону кухни, а мистер Ред повторил путешествие по замку, присматривая, где преклонить голову. По всему выходило, что на эту ночь единственным местечком, не лишенным жуткого уюта, была комнатушка Минны. Мистер Ред предложил жене переночевать с экономкой, оставив себе и тетке Дженнет дряхлую гостиную. Тетке он предоставил диванчик, а сам вознамерился героически устроиться в кресле, подложив под пятки колченогий пуф с драной обивкой. Однако миссис Ред наотрез отказалась делить кров «с этой каргой» и предпочла бы спать хоть на столе, но с мужем поблизости. Тетка Дженнет горячо поддержала племянницу, присовокупив, что сама не сунулась бы в логово к Минне, так как предпочитает быть прибранной господом, а не утащенной дьяволом, с которым старуха наверняка хорошо знакома.
После безвкусного ужина мистер Ред, как мог, устроил своих домочадцев на остатках мебели в гостиной, использовав пыльные шторы, содранные с окна в столовой, в качестве ширм. По его наказу Минна затопила здесь камин, который, когда было погашено освещение, погрузил комнату в красноватое мерцание. Женщины, поначалу вздрагивавшие на каждый удар бури в ставни или скрип непонятного происхождения, понемногу затихли. Мистер Ред тоже заснул и провел довольно спокойную ночь, поднявшись один лишь раз – чтобы найти замену рассыпавшемуся под ним креслу и успокоить потревоженных грохотом членов семьи.

Утро не принесло хорошей погоды. После завтрака мистер Ред отдал множество приказаний Минне, кои она все и исполнила. В основном, направлены они были на то, чтобы сделать похожими на жилье солидных людей немногие сохранившиеся помещения. Пыль стояла столбом, тетка Дженнет и Аполлинария Ред собрали целую гору белья и драпировок, предоставив стирку Минне, а мистер Ред немало сил потратил на то, чтобы переставить мебель.
Днем они выбирались на зубчатую стену и даже поднялись на башню, кутаясь в платья и пытаясь рассмотреть окрестности. У изножия горы, неподалеку от замка, темнела деревушка – после Минна сказала, что оттуда получает она за умеренную плату продукты, и что там же при необходимости можно нанять людей для тяжелой работы.
Так прошло пять дней. Супруги Ред и тетка Дженнет продолжали ютиться в гостиной, но вот, наконец, высохло перестиранное белье, закончилась уборка, и мистер Ред распределил владения. На территорию Минны никто не посягал, гостиная и столовая равно принадлежали всем. Себе с женой мистер Ред выбрал спальню старого господина Червеня (узнав, что дядюшка скончался не в своей постели, мистер Ред стал относиться к этой комнате с большей симпатией). Тетке Дженнет осталась Синяя комната.
Право сказать, тетка отнеслась к своей доле без восторга и пыталась возражать, приводя сумбурные доводы, но мистер Ред высмеял все ее страхи, заметив, что сам он, мистер Ред, не побоялся бы жить в комнате с сомнительной легендой, рассчитанной на простаков. Тетка Дженнет тут же предложила ему поменяться жильем, но мистер Ред предпочел не продолжать спор, уважая слабость женщины.
В эту ночь все впервые лежали в своих постелях. Миссис Ред прильнула к мистеру Реду, чувствуя себя защищенной от таинственных скрипов, шорохов и дребезжания ставней, а мистер Ред признался, что наконец-то почувствовал себя владетелем замка.

Утром Минна подала завтрак. Мистер и миссис Ред сидели за столом, поджидая задержавшуюся Дженнет. Когда промедление стало грозить тем, что еда простынет, мистер Ред послал Минну за родственницей. Та уковыляла и долго отсутствовала, а, вернувшись, визгливо проскрипела:
- Ваша тетя не выйдет к завтраку. Мертвая она. Лежит в Синей комнате – и сама вся синяя.
Аполлинария Ред заголосила, Эбенезер Ред вскочил, разбив тарелку. Минна укоризненно покачала головой и подобрала осколки. Мистер Ред бросился наверх.
В Синей комнате у него заледенела в жилах кровь. Тетка Дженнет лежала в постели, совсем крохотная. Пальцы ее были прижаты ко рту.
- Можно ли здесь найти доктора? – резко крикнул мистер Ред появившейся Минне. Та кивнула и начала собираться. Аполлинария Ред рыдала.

Фельдшер из деревни дышал кислым вином. Осмотрев покойную, он дал заключение – смерть от естественных причин. Влил в рот миссис Ред эфирных капель из ложечки и оставил ей полный лоснящийся пузырек. Фельдшер что-то лопотал по-своему. Минна скрипуче перевела:
- Он говорит, что польщен знакомством с родными старого господина Червеня. Просит не беспокоиться – с похоронами в деревне помогут. Надеется, что вы никого не обидите по части благодарности.
Мистер Ред рассеянно отмахнулся. Тетку Дженнет унесли.

Смерть тетки нанесла супругам удар, от которого они никак не могли оправиться. Аполлинария стала слезливой, Эбенезер задумчивым.
- Зачем мы здесь? Уедем отсюда! – горячо просила жена мистера Реда.
Тот показывал ей бумажку с расчетами:
- Мы потратили почти все, что имели, на путешествие сюда. Бросить замок, как есть – катастрофа. Единственное спасение – дождаться весны и затеять ремонт. После этого замок можно продать или сдать в аренду – и вернуться домой.
Аполлинария плакала – тонко, жалобно.
- Мы здесь совсем одни. Ни единого родного лица рядом! Минна, крестьяне – я этого не вынесу, Эбенезер!
Мистер Ред супился. Его терзала другая кручина – он никак не мог решить, повинна ли Синяя комната в смерти двух человек. Спору нет, входя в Синюю комнату, мистер Ред порой ощущал какой-то озноб… но смерть – увольте!
Однажды мистеру Реду показалось, что он нашел спасение от тоски Аполлинарии. Он набросал скорое письмо и поутру отдал его приходящему почтарю.

Мистер Азеф Лайонелл владел доставшимся ему от предков значительным состоянием, которое и транжирил без лишней суеты. Мистер Лайонелл имел репутацию человека компанейского, скорого на подъем и слыл господином не робкого десятка, а к тому же отменного здоровья. Мистера Реда и мистера Лайонелла связывала давняя дружба, доказывавшая, что не всегда неравенство в достатке отвращает человека со скромным доходом от человека побогаче.
Получив необычный конверт с приглашением от друга погостить в карпатском замке, мистер Лайонелл пыхнул трубкой и сказал:
- Ну, что ж!..
Следствием этих слов стало то, что на исходе декабря, аккурат в сочельник, сани привезли к воротам замка мистера Лайонелла, закутанного в толстое пальто.
- Хо-хо! – пророкотал мистер Лайонелл, сбивая с себя снег.
Миссис Ред расцвела. Мистер Ред обнял старого друга.
Мистера Лайонелла поместили в Синюю комнату. Миссис Ред пыталась робко возражать и предлагать гостиную как более подходящее помещение, но мистер Ред отрезал, что он не опустился еще до того, чтобы размещать гостей в гостиной. Мистер Ред по-прежнему не верил в то, что Синяя комната убивает людей, и сомневался об одном лишь: стоит ли рассказать мистеру Лайонеллу о двух смертях. Однако, справедливо рассудив, что сердце не заботится тем, чего не знает голова, мистер Ред промолчал.
Ужин прошел в воспоминаниях. Поздним вечером, пожелав друг другу спокойной ночи, друзья разошлись по комнатам.
Мистер Ред спал плохо. Его тревожила не столько снежная буря, рвавшая ставни, сколько неуверенность в том, правильно ли он поступив, смолчав.
Под утро мистеру Реду почудилось, будто кто-то на нетвердых ногах протащился по коридору. Мистер Ред накинул теплый халат и покинул спальню.
В гостиной он заметил темный силуэт и поспешил запалить свет. Он увидел мистера Лайонелла, который трясущимися руками пытался открыть дверцу буфета, охранявшую бутыль с бренди.
- Что случилось, Азеф?! – вскричал мистер Ред.
Мистер Лайонелл не ответил. Губы его дрожали.
Мистер Ред сам наполнил стакан и поднес его другу. Мистер Лайонелл выпил бренди, стуча стеклом по зубам, и мистер Ред налил ему еще.
- Эбенезер, - произнес мистер Лайонелл слабым голосом. – Эбенезер, мы с тобой дружим много лет, но есть то, что… Словом, я уезжаю сегодня. Ты можешь вызвать сани из этой треклятой деревушки?
- Что? Что с тобой случилось? – стонал мистер Ред.
Мистер Лайонелл покачал головой:
- Давай считать, будто все это вышло случайно. Не стоит ничего говорить твоей жене – я придумаю какое-нибудь объяснение.

Весть о том, что мистер Лайонелл уезжает, сразила Аполлинарию. Тот тихо пытался рассказать про внезапный приступ желудочной колики, пробудившейся климатом Карпат, но голос его звучал неубедительно.
- Надеюсь, мы еще посидим вместе! – воскликнул на прощание мистер Рэд.
- Когда-нибудь… Когда-нибудь, мой друг, - протянул мистер Лайонелл с сомнением.

В один январский день, когда пурга наконец-то уступила место настоящему хрустальному морозу, в дверь замка ударило кольцо. Минна отворила створку. Мистер Ред, издали расслышав чистейший британский выговор, поспешил вниз.
Высокий худой человек стоял в холле.
- Сэр, мое имя Хэмфри, Персиваль Хэмфри, - слегка поклонился он. – Я путешественник, случай занес меня в эти края. В деревушке я узнал, что в замке живет мой соотечественник и счел своим долгом нанести вам визит.
И путешественник сэр Персиваль Хэмфри вновь склонил голову с исключительным достоинством.
Миссис Ред была рада так, как никогда еще не была с отъезда мистера Лайонелла. Она направилась к Минне отдать распоряжения о праздничном ужине, а мистер Ред тем временем гордо демонстрировал гостю замок. Когда маршрут экскурсии приблизился к Синей комнате, мистер Ред понизил голос и поведал:
- Похоже, эта комната привела в разное время к смерти двух человек и еще одного совершенно лишила душевного спокойствия. Я признаюсь в этом потому, что Синяя комната – единственное место в замке, приспособленное под ночлег гостя, но уж в нее-то я больше никого не поселю!
Сэр Персиваль Хэмфри осмотрел комнату тусклыми глазами и произнес:
- Пожалуй, я не отказался бы провести здесь ночь, если только вы не воспримите мое предложение как бесцеремонность.
- Но ведь комната опасна! – вскричал мистер Ред.
- Путешествуя, я привык к опасностям, - пожал плечами сэр Персиваль Хэмфри. – По крайней мере, я смогу похвастать, что ночевал в настоящей комнате со зловещей славой.
- Ну, добро пожаловать! – сказал мистер Ред: он признался себе, что не прочь решиться еще на один эксперимент, если жертва согласна.
Миссис Ред была встревожена намерением в очередной раз потревожить покой Синей комнаты, но мистер Ред сказал о сэре Персивале Хэмфри:
- Он знает!
А сэр Персиваль Хэмфри меланхолично кивнул.

Ночью мистер Ред едва удержался от того, чтобы постоять под дверью Синей комнаты. Он утешал себя мыслью, что, если сэр Персиваль Хэмфри покинет спальню, то это неминуемо будет слышно. Однако наступило утро, а никто не выбирался в коридор нетвердой походкой и не шарил по буфету в поисках бренди.
Когда все было готово к завтраку, мистер Ред осторожно стукнул в дверь Синей комнаты. Не услышав ответа, он стукнул еще раз, посильнее – и вновь тишина. В панике мистер Ред толкнул дверь – она медленно отворилась. Мистер Ред вошел, чувствуя, как его сердце сжимают ледяные пальцы.
Сэр Персиваль Хэмфри, вытянувшись, лежал на постели лицом вверх – очень бледный, неподвижный. Мистер Ред коснулся его руки и отпрянул – он словно притронулся к трупу.
- Минна! Аполлинария! – вскричал мистер Ред, и веко сэра Персиваля Хэмфри чуть дрогнуло.
Сэру Персивалю Хэмфри влили сквозь стиснутые зубы бренди – и лишь тогда он с трудом смог подняться. Мистер и миссис Ред изводили его вопросами, но путешественник лишь рассеянно покачивал головой.
После завтрака сэр Персиваль Хэмфри попрощался с хозяевами и пешком продолжил свое путешествие. Мистер Ред видел в окно, как тот постоял недолго перед замком, разглядывая его словно бы с удивлением, а потом зашагал к деревне – и больше уже не оглядывался.

В феврале, когда вьюги закрутили с удвоенной силой, мистер Ред сказал жене:
- Нам нужен медиум.
- Зачем? – поразилась миссис Ред.
- Необходимо узнать, что за чертовщина скрывается в этой комнате. Скоро весна, придется разворачивать работы, а я не уверен, что смогу избавиться от замка, в котором жильцов караулит погибель.
- И где ты добудешь медиума? – недоверчиво спросила миссис Ред.
- Вот, - и мистер Ред предъявил развернутую газету. – Мисс Анхелика, духовидица и прорицательница. Она совершает вояж по Европе и вскоре минует наши края. Конечно, ей нечего делать в деревне, поэтому следует озаботиться, как договориться с нею заранее.
Миссис Ред скептически отнеслась к визиту чужой женщины, но иного решения проблемы предложить не смогла. Мистер Ред засел за письмо.

То, что ему все же удалось заполучить в гости мисс Анхелику, мистер Ред считал лишь везением. Февральским вечером под стенами замка раздались лязг и гвалт – деревенская лошадь притащила по снегу большой автомобиль, в котором сидела мисс Анхелика в сопровождении свиты. Мисс Анхелика оказалась весьма экзальтированной женщиной, шумной и подвижной. В четверть часа она обежала весь замок, мимоходом заглянув и в Синюю комнату:
- Это здесь у вас водятся привидения, мой милый?
Миссис Ред, заслышав ее, вскипела, но обожгла струей пара лишь невозмутимую Минну.
- Мне не терпится скорее проверить Синюю спальню! – призналась мисс Анхелика, когда миссис Ред отлучилась. Свита мисс Анхелики одобрительно загудела.
Вечером после ужина мистер Ред лично проводил мисс Анхелику в Синюю комнату. Миссис Ред яростно взбивала подушки в супружеской спальне. Свите пришлось расположиться в гостиной – мистер Ред не опустился, но больше гостей девать было некуда.
К полуночи все угомонились.
Лежа в постели, мистер Ред подумал вслух:
- Интересно, что она там сейчас делает?
И тут же получил пинок локтем от супруги.

В три пополуночи из Синей комнаты донесся жуткий визг.
Свита, мистер Ред, миссис Ред и даже нерасторопная Минна бросились к комнате и вломились в дверь. Мисс Анхелика сидела на кровати, завернутая в сорванную с карниза штору. При виде хозяина она подскочила и завопила:
- Мистер Ред!!! Я полагала вас джентльменом. Но заманить меня сюда… Я уезжаю! Немедленно!!!
Мисс Анхелика и ее сопровождение вывалились из замка и набились в автомобиль. Двигатель взревел, огромная машина дернулась и начала сползать по склону, раздвигая снег скорее силой тяжести, нежели стараниями мотора.
Прислушиваясь к громовым выхлопам, мистер и миссис Ред недоуменно смотрели друг на друга.
- Если бы ты не был все это время рядом со мною, - начала миссис Ред, но мистер Ред прошествовал к Синей комнате, захлопнул дверь и повернул ключ в замке. Сжав ключ в кулаке, он порывисто осмотрелся, словно борясь с желанием запустить его под потолочные балки, но потом все же спрятал ключ в карман.
- Пойдем спать, - тихо сказала миссис Ред.

В конце февраля осунувшийся мистер Ред заявил жене:
- Я принял решение. Я сам переночую в Синей комнате.
Миссис Ред залилась слезами.
- Не плачь, - задумчиво сказал мистер Ред. – Ведь последние три человека остались живы, не так ли?
Вечером мистер Ред, таясь от жены, уложил в карман маленький револьвер.
- Эбенезер, - нерешительно начала жена, когда он отпер замок, но мистер Ред покачал головой:
- Иди к себе и постарайся уснуть.
Миссис Ред удалилась, плача, а мистер Ред захватил семейную библию, присовокупив к ней стилет и алебарду из тех, что еще не совсем съела ржа в башне, и вошел в Синюю комнату. Часы пробили одиннадцать.
Мистер Ред опустился в ветхое кресло. Он понятия не имел, как себя вести, поэтому полистал библию, пощипал собственный нос и попробовал на ногте лезвие тупого стилета. В замке царила привычная тишина, нарушавшаяся скрипами и шорохами. Вьюга – февральская, самая злая – терзала ставни за спиной. Мистер Ред потер глаза. Часы в дальнем зале прозвенели четвертью – мистер Ред сидел уже сорок пять минут. Он испытал неприятное онемение, но решил подождать еще немного. И вот, когда часы, наконец, дюжиной ударов встретили полночь, мистер Ред ощутил знакомый холодок под сердцем. Мистеру Реду нестерпимо захотелось покинуть Синюю комнату, но он заставил себя сидеть неподвижно, а жестокий холод уже тек по рукам, по ногам, сводя судорогой пальцы и лишая подвижности суставы. В стылой каминной трубе выл ветер – исступленно, на сто голосов; этот ветер носился вокруг замка, и рвал кровли на деревенских домах, и рассекал ночь над маленьким кладбищем, где был похоронен старый господин Червень, чью могилу мистер Ред так и не навестил, и лежала маленькая тетка Дженнет – промерзшая в промерзшей земле.. Мистер Ред взглянул в пустой камин, и сажа на стенках напомнила ему вдруг, что над ветром, над снежными тучами – вверху, высоко - висит сажевое небо, студеное и пустое, и под этим небом сидит теперь он, мистер Ред, а где-то проводит время за карточной игрой старина мистер Азеф Лайонелл, и сэр Персиваль Хэмфри продолжает очередное путешествие, и даже мисс Анхелика, возможно, летит куда-то в своем громоздком шумном автомобиле.
Мистер Ред смотрел, не отрываясь, в жерло камина – такое черное, что казалось, будто ничего чернее на свете не бывает.

Ранним утром миссис Ред с кругами у глаз выглянула из спальни. Из кухни доносился обычный слабый шум – Минна готовила завтрак.
Миссис Ред, обмирая, прошла по коридору – Синяя комната за распахнутой настежь дверью была пуста. Дрожа от непонятного озноба, миссис Ред добралась до гостиной – мистер Ред был там, он грустно рассматривал стакан с бренди, который вертел в руке. Услыхав шаги, он поднял взор на жену.
- Ну? – выдохнула миссис Ред.
- Знаешь, Полли…
Тихий голос мистера Реда был голосом человека, приобщившегося к тайне.
- Знаешь, Полли, - повторил мистер Ред. – Нам следовало бы с самого начала разжигать тот камин в Синей комнате.

31-05-2005 02:56

* * *


Ваш отзыв
(обязательные для заполнения поля отмечены * )

* Автор:
  E-mail:
  Тема отзыва:
  Рисунок, фотография (jpg, gif):

* Сообщение:

Включить исходное сообщение в отзыв  

 


Rambler's Top100
 
Rambler's Top100 TopList ©2001-2016 jmkate