Art Chatlandia
   
Art Chatlandia
   

Проза

Fay

Fay
Авторская страничка
Беседка
fay_rodis@mail.ru
ICQ 169041873


Ветер

- Ты была в Питере? - спросил он, вытирая с ее щек слезы. Было прохладно и шел дождь. Он закрыл ее собой от этого назойливого косого дождя.
- Нет, но очень хочу туда попасть, - быстро ответила она, чтобы опять не заплакать.
- Давай махнем туда летом на недельку вдвоем, - улыбнулся он и провел своей мягкой ладонью по ее левой щеке.
- Потом, когда подрасту, - подразнила она его своим еще юным возрастом и засмеялась сквозь поток новых слез.

Он часто ездил по командировкам, то в холодную Сибирь где-нибудь посередине зимы, то в теплую Испанию, но эта поездка должна была стать его последней в этом году. Она и стала последней, но не в году, а в жизни. До Мадрида его самолет не долетел.
Его звали Алексей, ему было за тридцать. Ему так и осталось в ее памяти чуть за 30. Высокий, немного худощавый, с так нелюбимой ею прической почти под нуль, но всегда с улыбкой, готовый помочь и поиздеваться над какой-нибудь мыльной оперой, позабавить своими гримасами.

* * *

Ее поезд пришел ранним утром на Московский вокзал в Питере. Было прохладно и зябко, надвигалась осень, ее любимое время года. Она посмотрела на небо: серое как мышь, дождь будет идти весь день мелкими каплями. Виктория обернулась в тонкую кофту из шерсти, купила, когда была в Англии со своим последним другом - там лучшая шерсть в мире! - и пошла брать такси.

«Да, я понимаю, почему все так стремятся попасть сюда, это город-чудо! Но опять эти рекламные щиты - все портит надвигающаяся цивилизация. С чего начать, я ведь даже карту не купила. Есть хочу и поспать не мешает...»

В детстве ее мама с ней не путешествовала, а с ее братом объездила полстраны, как ей казалось. Теперь она понимает, что путешествовать можно, когда ты одна - никто не мешает. А мама ее в то время была одна, лишь с ними. Брат старше ее на пять лет - вот с ним и ездила.

«Мне в гостиницу... Спасибо. Куда мне лучше всего сходить, не скажете? Я первый раз здесь... А, Эрмитаж, точно... У вас очень красивый город... Спасибо. Всего хорошего!»

Мягкие замшевые ботинки, джинсы, куртка из вельвета, за плечами - неизменно! - кожаный рюкзак - удобно, в метро с ног не собьют. Хотя это не Москва, но утром тоже толчея. Она вышла из метро прямо на Казанский Собор, большой, величественный, и так вписывается в осенний пейзаж - все серое и мокрое.

«Как красиво... Все рушится - неужели нельзя восстановить, найти спонсоров. Надо купить обратный билет - дела вначале, потом все остальное...»

Алексей был старше ее на 13 лет, взрослый, а она юная - что там всего 18! Она опаздывала на электричку - влетела в нее и прямо на него. Глаза смешливые, а вид суровый - почему бы и не улыбнуться! Она прошла в вагон, а он остался курить - она увидела это сквозь стекло, когда обернулась - он смотрел на нее. Была летняя сессия, последний экзамен - и преподаватель - вот счастье! - мужчина и не старый - оценит ее длинный почти до пять вишневого цвета сарафан с глубоким разрезом впереди, который она сшила сама, прямо по фигурке.

«Так-так: экскурсии в Петергоф каждый день в 12 часов. У меня 4 дня на все про все. Надо заехать к Леониду - просил помочь ему с налогами разобраться. К Свете и Сергею надо заехать - завтра. А где тут?.. А вот, прямо... Эрмитаж - мумии должны быть точно...»

Она шла вдоль Невского так быстро, что можно подумать: пожар. Но глаз остер! - она увидела ювелирный магазин. Надо непременно купить маме что-нибудь и себе заодно - красивые вещи делают красивую женщину еще лучше! Маленькое колечко из белого и желтого золота с маленьким алмазиком - да нет, это теперь уже бриллиант, его же огранили! - сразу легло ей на сердце и тонкий ее безымянный пальчик ловко проскользнул в кружочек кольца. Она посмотрела в кошелек - карточку не забыла - маме нить из жемчуга, да, да, розового...

«Это же целый мир!!! Эрмитаж, Эрмитаж... Неужели здесь жили, ходили в длинных бальных платьях, принимали именитых гостей. Да, наверно, правда, что окружающая человека красота воспитывает его. Я не императрица, но наверно могла бы быть ей... Юность, где ты - тогда я точно была императрицей...»

Они созванивались часто, когда он был и на работе и дома. Она не ждала его звонков с затаенным дыханием, она точно знала - позвонит. Он много читал - она за ним не поспевала, он много знал и она к нему тянулась всем своим существом. Ей нужен был человек, с кем можно было поговорить, поделиться ощущениями от этой жизни - ведь жизнь это чудо! Как-то они были в музее: она с восторгом смотрела на обнаженные скульптуры греческих богов и девушек - все девушки древнего мира были богинями! Он сел на табурет посреди зала и чуть было не закурил, заглядевшись на нее. Потом они ели мороженное и долго обсуждали увиденное. Лето кончалось, скоро в институт, а ему на работу.

«Леонида нет дома или он опять нашел себе стерву очередную. Я забыла маме позвонить. Мне уже 26 и до сих пор звоню своей маме. Я не хочу ее терять - не мне в мире быть одной. Как там мой кот - небось, все обои изодрал, пусть рвет, только бы вазу не разбил. Говорила же себе - убери. Голова дырявая.»

Она прошла почти весь Эрмитаж - это подвиг! Ноги ломило от усталости, голова раскалывалась на сотни маленьких кусочков - но времени больше не будет зайти сюда, надо много успеть осмотреть, завтра все в голове осядет, тогда она твердо решит, куда ей пойти, в какой зал, в следующий ее приезд. Было почти 6. Темнело, а дождь все моросил. Она раскрыла зонт - не любила автоматику, вечно ломалась в ее твердых руках.

«Если дождя не будет, поеду по каналам, а сейчас домой. Да. За последнее время гостиницы стали моим домом. Хочу торт, не одной красотой жив человек... О!!! 150 рублей и полно фруктов - я должна его купить. Где касса... А, вот... Пожалуйста, в отдел сладостей 1...»

Она закончила школу с медалью - папа очень ей гордился, ждал, что она все-таки согласится пойти на адвоката, как он. А она нет. «Одного хватит!» Закончила налоговую академию, потом 2 года в полиции, а теперь живет в уютной квартирке, на 2 этаже. Многие ей восхищаются: «Она специалист», - и она это знает, и делают комплименты: «Вы...». А он не делал. У него своя жизнь - работа, друзья, женщины, у нее своя - институт, родители, братья и племянник с крестником в одном лице. Они просто разговаривали - обо всем, она смеялась - он мог заставить ее смеяться!

«Что случилось?... Проблемы с налоговой?.. Я же говорила, как делать, Вы чем слушаете... Да плевать, что вы клиент - сами все испортили... Хорошо, завтра буду, встретьте меня на вокзале в 7.30... Ну вот, опять началось, а я уже купила билеты в Петергоф на автобус. Ладно, бывало и хуже».

Она зашла в чайную. Там было тепло и уютно, заказала себе чай и торт. Она сидела возле самого окна, дождь разошелся не на шутку. Ей стало нестерпимо больно смотреть на смеющуюся пару за окном под одним огромным прозрачным зонтом - мужчина обнимал юную красавицу за плечи, она жалась к нему и смеялась. Пара зашла в чайную и села напротив - на правых руках она заметила одинаковые кольца из белого с желтым золота.

«Счет, пожалуйста, и не могли бы Вы вызвать такси... Сдачи не надо, благодарю».

Была осень, когда они встретились последний раз. Они сидели в кафе и она никак не хотела его отпускать в этот вечер. Она как кошка чувствовала все нутром - что-то должно произойти... Он взял ее ладони и долго на них смотрел, заметил два симметричных шрама на обеих ладонях - она поймала его взгляд. Один шрам с детства - ей было лет 6, сама решила открыть консервную банку с любимыми кабачками, бабушку ночью до этого парализовало и мама оставила ее тетей, а второй - за год до их встречи она сделала себе сама. «Чтобы помнить то, чего нельзя больше допустить», - ответила она ему. Она вспомнила, что больно не было - было страшно, - она испугалась, как горяча кровь, когда она змейкой струилась к ней в ладонь - только бы не запачкать диван! Они вместе вышли из кафе. У самого метро она сама взяла его руку своей холодной ладонью. Они были друзья - он не хотел ей портить жизнь и привязать ее к себе, такую наивную, хотя и задиристую. Виктория поняла, о чем он думает, он никогда ее не обнимал, не говорил, что хочет, но она же не из сказки, не принцесса-недотрога, чтобы с ней так обращаться! Она посмотрела на него с такой злобой и дернула руку, но он оказался сильнее ее на этот раз. Он посмотрел ей в глаза, безмолвно улыбнулся и поцеловал ее в губы, а она заплакала, слезы бежали по ее щекам - понятно теперь, почему люди сопротивляются счастью - это так же мучительно больно! Она скрылась в подземелье метро... Больше они не встретились. Ей позвонил его друг и все рассказал.

«Как Вам Питер? Я видел вас в Эрмитаже. Вы ведь первый раз здесь? А я здесь живу, да-да, среди этой красоты работаю, готовлю выставки. Красота - я сегодня, знаете, встречался с замером и, ну ладно... Скоро приезжает экспозиция из, как там этот музей называется в Мадриде, ну ладно. Могу вас сводить...»

Она выбежала из чайной - не могла выдержать этого мерзкого голоса... В голове застыла картина последней встречи с Алексеем - она поняла, наконец, почему она решила взяться за эту работу, именно в Питере - ведь он хотел ей показать этот город, этот суровый северных город... Дорога, свист, крики людей, шум тормозящей машины, голова кружится! - «О, Боже!» - удар...


Вот так начинается любовь, безудержным порывом к счастью, так она должна и заканчиваться, на самой высокой ноте своего звучания. И только тогда она останется жгучим чувством в раненом сердце, а не угасшим угольком надежды. Незачем пытаться вернуть то, что было между двумя людьми в начале их встречи - невозможно поймать того ветра, который давно уже ласкает других, а не нас.

* * *

Написать отзыв


Rambler's Top100
 
Rambler's Top100 TopList ©2001-2018 jmkate